?

Log in

No account? Create an account
The battlefield
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 7 most recent journal entries recorded in Unwell's LiveJournal:

Wednesday, June 30th, 2004
12:00 pm
Тараканьи бега
Недавно прочла “Ибикус”Алексея Толстого.
В центре повествования - никому не известный тихий чиновник, прошедший через революцию и ставший сначала убийцей, потом кокаинистом, затем бухгалтером у атамана Ангела, и т.д. и т.п., и наконец волею судеб оказавшийся вместе с первой волной русской эмиграции в Константинополе, у так сказать, разбитого корыта.
Оказавшись совершенно без средств к существованию в толпе таких же как он русских нищих эмигрантов, он придумал тараканьи бега, те самые, описанные и М. А. Булгаковым в “Беге”. Вместе с неунывающим напарником (отдельная неслабая сюжетная линия в романе) они придумали такую рекламную надпись на входе в чайную, где предполагалось проводить столь нашумевшее впоследствии мероприятие: “Национальный русский вид спорта – тараканьи бега”.
Заметим, что просто карточные игры на деньги были законом запрещены, в наказание за нарушение этого закона местные блюстители порядка в Константинополе проводили конфискацию всех имевшихся на кону капиталов. И вот – гениальное изобретение, позволившее не только обойти закон, но и нажиться в кратчайшие сроки.
В булгаковском “Беге” генерал Чарнота придумывает тот же самый национальный русский вид спорта, и тоже будучи в эмиграции в Константинополе, объявляя перед забегом “Невиданная нигде в мире русская придворная игра, любимая забава покойной императрицы в Царском селе!”.
Словом, посмеялась я, считая все это писательским вымыслом (хотя довольно странным мне показалось, что одновременно и Булгаков, и Толстой придумали столь необычное действо) как в книжке Владимира Бессонова “Московские Задворки”, выпущенной в Москве в 2002, нашла такую историческую справку:
“Не знаю, забавлялись ли тараканьими бегами при дворе императрицы в Царском селе, а вот в московских ресторанах в 1913 году устраивались бега … живых раков! У каждого участника был приколот номер, делались ставки, работал тотализатор, все как в лучших домах. Вскоре пришла мысль, что раки слишком медлительны, и их решили заменить на черных шустрых тараканов. Кажется, одного из усатых звали Янычаром (у Булгакова в Беге одного из фаворитов звали именно Янычаром – e. z.). Газеты печатали котировки этих бегов.”
Значит, так оно и было – русские эмигранты первой волны, устраивавшие тараканьи бега в Константинополе. Вряд ли они придумали эту идею, скорее всего она уже существовала, и тот же кстати сказать москвич Невзоров в Ибикусе Толстого знал о тараканьих (или рачьих) бегах еще по ресторанам Москве. Безумно интересно – осталось ли какое-то упоминание об этом “национальном русском виде спорта" сейчас в современной Турции, если кто-то будет в Istanbul – сообщите…
Термин же тараканьи бега привился, я неоднократно его встречала в современном контексте русской литературы (например Vartan, Viktoriia Tarakani bega : povest / Sankt-Peterburg : LIO Redaktor, 1992), этакая метафора, символизирующая некую авантюрную идею со всеми вытекающими из нее плохими (чаще) и хорошими (реже) последствиями.

Current Mood: accomplished
Tuesday, May 4th, 2004
6:07 am
Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству!
Долгое время я не водила машину, на то были серьезные причины – страховка после совершенной мной аварии взлетела в такие заоблачные дали, что позволить себе такую роскошь, как вождение автомобиля, я была не в состоянии.
Но все когда-то кончается, кончилось и это чисто материальное наказание бестолкового водителя путем повышения ежемесячных страховых выплат.
Перездав экзамены, я обновила водительские права и села за руль.
Приятно поразило то, что какой-то запыленный уголок мозга, где хранится информация о том, как чисто технически управлять машиной, тут же послушно сбросил паутину и выдал нагора все необходимые знания правил движения, распознавания дорожных знаков.
Я уверенно завела мотор, ясно, как божий день, вспомнив все трюки типа езды вперед, езды назад, разворота, поворотов, парковки. Память меня никогда не подводила. Подводил глазомер и отсутствие способности разбираться в окружающей среде чисто географически. Так что бедный Дима недолго радовался, не без приятного удивления следя за моими уверенными и почти бессознательными движениями. На хайвее я тоже никогда не трусила, в отличие от многих моих знакомых дам, которые наотрез и навсегда отказались от перспектив езды по скоростным головокружительным американским магистралям, опутывающим своей сетью как город, так и пригороды. Проблем не возникло и там. Возникли они в самом, казалось бы, простом месте – внутри города. Там я лихо поменяла полосы справа налево так, что китаец, ехавший в левом ряду, съехал в кювет. В заднее стекло я успела уловить побелевшее его лицо. Дима, пережив волну первоначального животного ужаса, заорал так, что в кювет чуть не съехала я сама. Но это было только начало. В программе была поездка к свекрови, а она живет в самом центре финансового дистрикта СФ, где вождение превращается в нечто среднее между американскими горками и русской рулеткой. Муж кричал на меня так, что из соседних машин высовывались заинтригованные водители. Сбитая с толку коловращением огромного количества машин в бутылочных горлышках городских горячих трасс, я просто-напросто обалдела, зачастую делая повороты и прочие маневры наугад, не успев отследить мозгом ситуацию и просканировать дорожные знаки. На моих глазах происходили настоящие чудеса. Черная тетя на старенькой хонде, например, медленно и печально ехала МЕЖДУ двумя линиями, имея разделительную полосу аккуратно под брюхом машины. Я на своем огромном SUV Highlander тщетно пыталась ее хоть с какой-нибудь стороны объехать... Проносились на скорости 200 миль в час молодые самоубийцы-мотоциклисты, лавируя между полосами, как мелкая рыбешка в стае китов. Правила движения они просто игнорируют, повергая меня своей наглостью и бесстрашием в ярость.
Парковка в городе представляет собой корриду, где быком является несчастное свободное место, а торреадорами – две сотни претендующих на него водителей.
После отчаянных попыток встроиться в мизерное парковочное пространство, длившихся всего полчаса, я наконец запарковала мою машину, вылезла из нее вся красная и потная, утирая настоящие слезы – слезы радости.
К свекрови я доползла уставшая, выжатая как лимон, мокрая от пота и усердия.
На ее какие-то расспросы я отвечала нескладно и невпопад. Терзала мысль – а ведь еще обратно ехать... Да еще и по темноте...
Летя назад по хайвэю, я с ужасом обнаружила, что не могу найти мой exit, в последнюю минуту наконец сообразила, чуть его не промахнув (возвращение на нужный выезд займет еще полчаса). Поменяв линии наугад, не успев даже убедиться, что в этой линии нет другой машины (что грозит страшнейшей аварией, учитывая скорость движения и тяжесть возникающего бокового удара со стороны водителя), я наконец съехала в правильном месте. Муж к тому времени кричать уже не мог, обессилел видимо. Домой доехали уже внутри города и в полном трагическом молчании.
Ударили автопробегом по бездорожью и разгильдяйству, - устало но ехидно подумала я, припомнив также эпизод, когда моя подруга Сашка Фадеева только начинала водить здесь, в Америке, лет 7 назад.
Позвонив ей и не застав ее дома, я спросила у мужа, где она.
Он ответил: На шопинг уехала. Перезвонит тебе, если даст бог, вернется целой и невредимой...

Current Mood: awake
Wednesday, March 17th, 2004
11:17 am
Иностранный юмор
Публикую без разрешения автора этой подборки, подруги Елены Петровой, но я думаю она меня простит.
"У нашей компании появилось свое представительство в Финляндии. Мне дали задание написать success stories некоторых наших сотрудников для корпоративного сайта, в том числе о полпреде CBOSS в Хельсинки. По понятным причинам, в Ассоциации развился повышенный интерес к финскому языку. Мне понадобились примеры финских слов и фраз для написания статьи, коллегам – просто из любопытства. Утоляя свой лингвистический голод, наткнулась в Интернете на такой чат:
*Обалденней, чем "доброе утро" по-фински не может быть: Хува хуомента!
*Хуен морхен! (голл.) Нгань торОва! (ненецкий) Йона подкивана! (по-мадьярски)
*Не читала ничего смешней на украинском, чем "Старик и море" Хэмингуэя. Почему-то гомерический хохот вызывало сочетание испанского и украинского, типа "Аста ла виста, хлопче" (Аста ла виста, парень). И первая фраза, которая на русском для меня всегда звучала хрестоматийно: "То був старий рибалка".
*В бесславном городе Альметьевске, в гостинице Вас встречала огромная надпись
ТЫРТЫРГА ЯААРОМЫ! Ниже мельче - No Smoking.
*А мне очень понравилось кыргызское слово "Приемная". КАБЫЛДАМА.
Вхожу - а там тетя сидит такая, весом центнера на полтора....
*На португальском языке лингвошокирующей фразой будет: "В июле
блинчиками объесться" - "In Juliо рidаrаs оhuеlоs".
На испанском: "Чёрное платье для моей внучки" - "Трахе негро пара ми ниета".
На турецком: "Характер каждого быка" - "Хер манд аныб хуюб".
На арабском: "Семья моего брата - лучшая в стране" - "Усрат ахуй атъебифи биляди".
А теперь - ХИТ СЕЗОНА! На китайском:
"Грязно-серая лиса шаг за шагом возвращается в общежитие". - "Хуй лю лю хули ибу ибу хуй суши"
От себя добавлю следующее наблюдение.
Будучи в Португалии в 2003-м, натыкались повсеместно на отделения банка, название которого в переводе звучит так "Банк святого духа". В моей голове тут же созрел слоган - "Храните деньги в банке святого духа...".
В Испании нас с мужем позабавило, что женщины зовутся мухерос, а пассажиры - пасахерос.
Он до сих пор шутить изволит следующим образом.
"Для мухерос и пасахерос объясняю еще раз" - для глухих а калек, то есть...
Ну и конечно неизбывный политкорректный американский юмор.
Покупатель в магазине спрашивает бутылку African.
Продавец в недоумении - нет такого.
Оказалось, что политкорректный мужчина хотел бутылку довольно популярного здесь испанского шампанского Negro (negro по-испански - черный цвет), но постеснялся назвать вещи своими именами, поскольку его вполне могли услышать эти самые Africans. Которые мол это слово совсем не так воспримут...
Еще один - похожий - сюжет.
В русском видеопрокате в Сан Франциско при мне кто-то спросил фильм Nine African Americans. Тетя на выдаче засомневалась как-то, но потом нашлась...
"А, это девять негритят!!!" - и подала с полки нужную кассету.

Current Mood: cheerful
Thursday, March 11th, 2004
12:49 pm
Автор этого шедевра - отзовись!...
Поднимается бакс, мерзко тикают клокс...
Настроение сакс, словно нюхаю кокс.
Залетел свежий эйр сквозь балконную доор.
Мне постричь бы свой хэйр, да побриться уанс мор.

С похмела ноет хэд - был вчера трудный дэй.
Всё какое-то бэд, всё какое-то грэй...
Чем травить себе соул, лучше ставить на лак:
Снять на улице гёл, а потом её фак.

Настроение найс, но кругом, братцы, щит.
И повысили прайс на Тверской, факинг, стрит.
Обломали, блин, кайф, вся надежда на хэнд.
Вот такая, блин, лайф! Вот такой хэппи энд!

Настроение файн, хоть за окнами колд.
Хоть успехов э литл, а уж 30 йиарз олд.
Скоро вновь будет спринг, будет солнце нам шайн,
Будут птицы нам синг, в целом - трули дивайн!

Current Mood: разочарована
12:45 pm
Автора этого шедевра - отзовись!...
Поднимается бакс, мерзко тикают клокс...
Настроение сакс, словно нюхаю кокс.
Залетел свежий эйр сквозь балконную доор.
Мне постричь бы свой хэйр, да побриться уанс мор.

С похмела ноет хэд - был вчера трудный дэй.
Всё какое-то бэд, всё какое-то грэй...
Чем травить себе соул, лучше ставить на лак:
Снять на улице гёл, а потом её фак.

Настроение найс, но кругом, братцы, щит.
И повысили прайс на Тверской, факинг, стрит.
Обломали, блин, кайф, вся надежда на хэнд.
Вот такая, блин, лайф! Вот такой хэппи энд!

Настроение файн, хоть за окнами колд.
Хоть успехов э литл, а уж 30 йиарз олд.
Скоро вновь будет спринг, будет солнце нам шайн,
Будут птицы нам синг, в целом - трули дивайн!

Current Mood: disappointed
Tuesday, March 9th, 2004
2:42 pm
Недаром Булгаков выбрал фамилию композитора Берлиоза для самого пожалуй незадачливого своего героя в романе Мастер и Маргарита. Опера Фауст повергла меня в такую спячку (о муже и не буду упоминать – храпел подлец), что я чуть не свалилась с балкона, который нависал прямо над оркестровой ямой. То-то было бы шуму, если б тело дамы в черном обтягивающем платье, золотистой шали и высоких черных итальянских сапогах свалилось бы на головы оркестрантам. Даже представить трудно, какой бы тогда поднялся переполох, почище того, на Патриарших прудах… Вот скажите мне, господа присяжные заседатели, ну как можно испортить разухабистую песенку о блохе, столь искрометно исполнявшуюся в свое время многими зубрами мировой оперы, включая Шаляпина? Помните? Велел он сшить блохе кафтан, блохе? Хе-хе-хе-хе…
Ну ведь изверг Берлиоз поднатужился и сумел превратить этакую жемчужину мировой оперной классики в мусор, пустышку. Разочарование мое было столь сильным, что я разбудила мужа (он блаженно дремал, облокотившись на перила балкона) и предложила шепотом после intermission свалить подальше от Берлиоза, ну его к гантелям. Каково же было мое потрясение, когда осведомленный как всегда Дима мне шепотом поведал, что перерыва не будет. Он прочел об этом в пограммке еще до начала представления, но решил меня таким пустяком не беспокоить…
Я расстроилась по этому поводу пожалуй не меньше Павки Корчагина, узнавшего, что смена не пришла, и что узкоколейку придется достраивать своими силами. Пришлось сидеть и мучаться (за немалые деньги!), проклиная Берлиоза и абрикосовую воду, вернее, ее отсутствие – очень мне пить хотелось, до начала представления в ресторан не успели, а перерыва не запланировано... Проснулись мы лишь в одном месте, когда в момент соблазнения Маргариты Фаустом Мефистофель подсылает спящей невинной девушке своих бесов – почти голых юношек и девушей, избранные места которых были перетянуты черной кожей. В руках потрясных молодых людей были хлысты, плетки, прочие орудия сексуального удовлетворения нетрадициоными методами. При взгляде на их безобразные телесные конвульсии и трясущиеся интимные участки тела я чуть-таки вторично не свалилась в оркестровую яму, столь шокирующим было зрелище. В зале, заполненном богатой и казалось бы многое повидавшей калифорнийской публикой, разлилось некоторое звуковое беспокойство, подобное тому, которое произошло в зале Грибоедова в момент, когда туда вошел Иван Бездомный со свечечкой и без порток.
“Перерыва не сделали, чтоб зритель не сбежал, а голых садо-мазохистов на сцену выпустили, чтоб зритель наконец проснулся и перестал храпеть”, - прошипел муж, хищно потирая руки. Фрачники-мужчины вне возраста и оголенные молодящиеся бабушки- жертвы многочисленных пластических операций, сидевшие по соседству с нами, возмущенно переглянулись. Но никто не уходил. Все ждали, видимо, чем же все это закончится.
Концовка была увы оригинальна, как и все в этом представлении. На сцену выплыли дети со свечечками; девочки, наряженные невестами, мальчики - женихами, и хор не запел, не затянул, а, как гениально заметил Булгаков, грянул “осанну” в честь заблудшей души Маргариты, попавшей в рай. Фауст, напомню, этой чести был лишен, ибо продал душу дьяволу.
“Мало им садо-мазохизма, так они еще и детей притащили, педофилы”, - не удержался от комментария окончательно и бесповоротно проснувшийся муж.
Домой ехали в полном душевном смятении. И только одно радовало – что поход в оперу у нас, как и день рождения, только раз в году.

Current Mood: artistic
Monday, March 8th, 2004
9:33 am
Да здравствует король!
Мороз и солнце, день чудесный. Именно так оно и выглядело.
Высадились мы в лыжном ризорте Mount Rose, Nevada, не без удивления узрев на парковке и у подъемника молодых людей и даже девушек, переодетых под Элвиса. Кримпленовые черные или белые костюмы с расклешенными брюками и рукавами, усыпанные обильно стразами, непременные очки в дутой золотой оправе, львиные накладные бакенбарды и косматые парики – все это натягивается ПОВЕРХ лыжных костюмов. Для тех, кто не имел счастья надевать последние, сообщаю, что горнолыжное снаряжение не такое конечно тяжелое, как у водолазов, но за день натаскаешься до боли в печенках, не упоминая уже о бицепсах и трицепсах. А эти еще и карнавал поверх всех доспехов устроили – молодцы…
В славном лыжном курортном местечке состоялось празднование дня рождения американского бога Элвиса Пресли. Так и катались его поклонники на лыжах в элвисоподобных пародийных костюмах, пугая публику развевающимися по ветру шарфами. О музыке не упоминаю, она разливалась в изобилии через усилители – Love me tender, love me, dear, never let me go… Jailhouse rock, Only fools rush in… But I can’t help falling in love with you… и так далее, знакомые все нестареющие хиты.
Атмосфера была праздничной, подправленной сладковатым дымком – марихуаны - и горьковатым - от BBQ. Горные вершины переливались на солнце, так что Лермонтов непременно бы пару бессмертных виршей начертал. Ну а легкие мои счастью своему не верили, получая целебный горный воздух в небывалых порциях. Однако я так от всего этого морозного карнавала обалдела, что не заметила наезжающего на меня ребенка. Видно было, что малец впервые встал на снежную доску (snowboard), и несет его по воле ветрил. Нанесло почему-то на меня. Я вообще чайников (как мы их шутя называем начинающих) боюсь, особенно детей. Еще помнешь его, сломает что-нить, не дай Бог. Поэтому дистанцию строго соблюдаю, пока мы едем наверх, через уровни green (начинающие лыжники), blue (продолжающие) к нашей цели – black diamond level. Black всегда сложен, людей мало, женщин там почти нет. Есть на уровне black еще и double black diamond – наиболее сложный уровень, так сказать, black diamond with a twist. Пока мы перебирались от подъемника к подъемнику, поднимаясь все выше и выше, я и успела словить чайника. Заметила я его поздно, попыталась резко откачнуться, видя, что ребенок рулить доской еще не научился. Резкое усиление давления на боковую часть лыжного крепления автоматически отстегнуло обе мои лыжи, а поскольку скорость у меня на тот момент была приличная, то меня подобно катапульте выбросило вперед с такой силой, что еще в полете я мысленно и не без пессимизма прикидывала, отделаюсь ли переломом, растяжением, разрывом связок или же черепно-мозговой травмой. Летела я долго, приземлилась жестко, сильно ударившись головой и еще чем-то, но запомнилась только голова. Меня по инерции еще долго волокло по склону, и это еще страшнее падения – невозможность остановить его последствия, а значит, риск напороться уже в упавшем виде на кого угодно: лыжника, бордиста, молодого ли, старого ли, умелого или нет. А управлять катящимся по склону телом абсолютно невозможно. По дороге обычно теряешь часть своего замысловатого лыжного туалета. Жестокий cнежно-ледяной покров сдирает в стриптизной манере сначала лыжи и палки, потом шапку и защитные очки, ну а дальше уж как повезет. В этот раз даже перчатки снесло, как и не бывало. Я помню долго вытряхивала снег из волос, носа, ушей… Голова кружилась и болел висок. Волновало одно – как теперь собирать раскиданные по полю боя вещички. Подоспела мамаша малыша-бордиста, поинтересовалась, жива ли я. Мальчик даже равновесия не потерял оказывается, не упал даже, и это хорошо. Принесла она мои вещички, спасибо ей за это. В голове моей проносились вихри. Муж мой подоспел, почему-то начал показывать мне указательный палец. Потом оказалось, что он по телеку видел, как спортсменов проверяют на сотрясение мозга. Если зрачок следует за указательным пальцем, значит, все в порядке. Или что-то в этом роде. Словом, забавно было со стороны за всем этим наблюдать. Остаток дня прошел, как в тумане, абсолютно стерт в памяти. Все, что было до падения – многочисленных элвисов, рок-н-ролл и чудесную погоду – помню, а дальше затемнение какое-то. После лыж пошли в джакуззи (там в отеле и с холодной водой есть, и с горячей – класс), водные процедуры помогли прийти в себя. В бассейне резвились дети, а на них мне почему-то больно было смотреть. Но пару раз я и в бассейн залезла, по привычке соблюдая дистанцию. И вот наступил второй день катания на лыжах, воскресенье. Сотрясение не состоялось (фраза Димы “были бы мозги – было бы сотрясение” стала сакраментальной), огромные синяки на бедрах не в счет, и мы поперлись уже в другой ризорт, North Star. Погода все еще была отличной, словно дожидалась, когда же мы наконец ею воспользуемся и получим от нее удовольствие.
Мы поперли сразу наверх, на black diamonds, без всяких предисловий и разминок. И чудо свершилось. Я каталась как зверь. Я прыгала, и летала, и сам черт был мне не брат. Словно субботнее падение было платой за вход в элитный клуб, куда допускается далеко не каждый. Я получала ТАКОЕ неземное удовольствие, в кровь фонтанами выбрасывался адреналин, доводя организм до состояния экстаза. Люди, катающиеся на этом уровне, прежде всего преодолевают собственный инстинкт самосохранения, который парализует тело, мышцы, волю. Несколько раз такое было со мной, когда я начинала осваивать black diamonds – начать скольжение с почти отвесной скалы было невозможно не потому, что не хватало техники, а потому, что тело было парализовано страхом. Стряхнуть это состояние было непросто, но стоит только сделать первый бросок – и все, страх уходит. Но то оцепенение, которое охватило меня в первый раз, я запомнила навсегда. В North Star несколько самых верхних подъемников соединены тросом, за который ты цепляешься просто рукой, без страховки. Т.е. нужно умудриться в одну руку взять патки, в другую – петлю, прицепленную к тросу, а ногами ухитряться ехать по неровной лыжне, сохраняя баланс. Тащат вверх, и зрелище это нужно видеть, а еще лучше снимать – но мы никогда не берем с собой в горы фотоаппаратов или камер. Это суеверие у нас такое. Если фотографируемся – то только внизу, на парковке. В воскресенье короче говоря наконец совпали все факторы – погода, настроение, умение (все-таки 7 зимних сезонов горнолыжекатания - это стаж), физическая подготовка наконец – все слилось в один большой экстаз.
Я останавливалась иногда на трассе, милостиво подбирала чьи-то отстегнувшиеся и откатившиеся лыжи, поднимала заснеженных неудачливых пингвинов-лыжников из сугробов, пытаясь вернуть их к активной жизнедеятельности, да что там говорить, выпендривалась всячески и строила из себя крутую горнолыжницу и одновременно то, что американцы называют “good Samaritan”, и это мне ужасно нравилось. Особенно когда ловила на себе восхищеные взгляды тех, застрявших посреди трассы. Летишь этак мимо них, выписываешь виражи очень технично, а они стоят – и жадно так пытаются ухватить методу, запомнить движения.
А ты летишь себе дальше, и так это на душе радостно, хорошо, светло, как наверное только у верующих бывает после пасхального молебна.
About LiveJournal.com